Между барабанами подъёмной установки

Недавно я решил завести рубрику о снах, в которой буду рассказывать о том, что мне приснилось и что я из этого запомнил. Все сны подряд я конечно не буду рассказывать, лишь те, которые запомнились мне в деталях и которые я могу более-менее связно описа́ть. Никаких толкований снов здесь не будет, так как я этим не увлекаюсь, да и не смыслю в этом ничего.

Наверное нет таких людей, которым бы совсем не снились кошмары. Кому-то чаще, кому-то реже, но всем они когда-то снятся, я полагаю. Сегодня я расскажу об одном повторяющемся кошмаре, который снился мне в течение всего детства и раннего подросткового периода. Видимо потому, что он снился мне много раз, я его и помню до сих пор.

Моя мать работала машинисткой подъёма на горной шахте. Подъём представлял собой нечто вроде цеха, где были установлены огромные барабаны с тросами, эти тросы выходили из здания наружу и тянулись к вершине копра. Копёр – это такая вышка или башня над шахтой, внутри этой вышки опускались в шахту и поднимались наружу клети с вагонетками и шахтёрами. Что-то вроде шахтного лифта.

Копёр и здание подъёма

Шахта «Новая» в Кадамжае

 

В здании подъёма кроме самих барабанов были большие электродвигатели, приводившие эти барабаны в движение, и большая кран-балка на рельсах под потолком здания.

С раннего детства мне часто приходилось бывать на территории шахты, где работала моя мать, возможно поэтому та обстановка присутствовала в некоторых моих снах.

Предисловие оказалось довольно длинным, а вот сам сон всегда был короток, но ужасен. Суть его такова: — я заходил в здание подъёма, где за пультом управления в это время сидела моя мать. Едва я успевал подойти к матери и она с улыбкой оборачивалась ко мне, как нас обоих неодолимой невидимой силой приподнимало от пола, тащило к огромным барабанам шахтной установки, затягивало между ними и барабаны начинали безжалостно перетирать нас обоих. Последнее, что я помню из этого кошмарного сна, было то, что мне самому не особо страшно было умереть. Моё сознание расплющивала мысль о матери, что она оказалась в этот момент вместе со мной.

Ну а дальше всегда было одно и то же – я просыпался и бежал в спальню своей матери, чтобы убедиться в том, что она жива и здорова. Если она не спала в такие моменты, то начинала меня успокаивать (я же был совсем маленький), а меня больше успокаивал сам её вид, вид человека, с которым всё в порядке, и который наверняка не сознавал в полной мере, что незадолго до этого творилось в моём мозгу.

Этот повторяющийся кошмар перестал меня посещать годам к 14-15. На смену ему пришли другие кошмары, о некоторых из них я возможно расскажу позже, но ни один страшный сон больше не снился мне много раз, чему я был очень рад, потому что постоянно видеть один и тот же кошмар становилось уже невыносимым испытанием для психики.

Поделитесь этим с друзьями и знакомыми


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.